Геронтология
Конференции
IBGStar
Московское городское
общество терапевтов
Управление качеством
в здравоохранении
Издательская
деятельность
Медицинская
литература
 

Справочник лекарственных средств Формулярного комитета РАМН

Поиск препарата:

Камчатка тоже Россия

Камчатка тоже Россия

Я Председатель Комитета по охране здоровья, физкультуре и спорту Совета народных депутатов Камчатской области. Детский хирург, врач высшей категории, заслуженный врач страны. Работаю в последнем Совете, который еще остался на Руси. Это 4-й созыв, он у нас работает с 2002 года, продлевали не так давно полномочия, потому что произошло объединение в Камчатский край. И название у нас будет раритетное: Областной совет народных депутатов 4-го последнего созыва.

Я в 1969 г. закончил Хабаровский медицинский институт, педиатрический факультет, и уехал сразу на Камчатку, хотя распределен был на Сахалин. Попал в самую крупную детскую поликлинику. Это время совпало с созданием детской хирургической и ортопедической службы на Камчатке. До этого там не было отдельных хирургических и травматологических детских отделений. Все осуществлялось на детских койках внутри взрослых стационаров. Мне поручили организовать в поликлинике детский ортопедический кабинет с нуля. Я прошел специализацию на базе травматологического отделения детской областной больницы, учили меня, конечно, не тому, что мне потом потребовалось.

Раннего ортопедического выявления тогда не было, мы всегда лечили уже запущенные случаи (врожденный вывих бедра до 1,5 лет не начинали лечить). И моя задача была в том, что сейчас называется диспансеризацией, ранним выявлением. Я с удовольствием этим занимался, смотрел детишек в роддомах, детских садах. Два года я смотрел абсолютно всех новорожденных на Камчатке. Хоть поликлиника была и городская, работать я стал на всю область. Когда создавалось отделение, то на учете стояло 16 человек, а через 3 года уже было около 400, и это только те, кому требовалось серьезное лечение. Это была амбулаторная хирургия.

В 1970 году открылось детское хирургическое отделение, и я там тоже участвовал в становлении, оперировал, причем хирургия была всякая: и полостная, и общая, и травматология. Многие дети проходили через меня, как через амбулаторную службу, например, я смотрел их как ортопед и хирург в садике, два раза в неделю этим врачи занимались, выявлял что-то, писал им направление на прием. Они на прием приходят — там опять я, при необходимости пишу направление в стационар. Они приходят — опять я же их оперирую. С одной стороны — глупость, а с другой — детей не выпускали из поля зрения.

В Австралии врачи-консультанты, выявляя патологию, направляют пациентов именно к себе, ну а у нас так случайно сложилось. Так длилось лет 30. Проработал я в детской поликлинике лет 7, меня активно оттуда приглашали заведовать хирургическим отделением: руки и голова были вроде ничего. Но так как я дал клятву своему главному врачу (о чем я недавно вспоминал на своем юбилее), что отработаю данную мне квартиру, так честно выполнял обещание. После чего все-таки возглавил это отделение. Детская патология, особенно детская хирургия, очень сильно отличается от взрослой. Безусловно, детская хирургия должна быть выделена из взрослой. Но вот то, что сейчас у нас детская хирургия ушла из большого хирургического стационара в детскую больницу, где больше хирургии нет — это большой проигрыш. В общем-то, система была отлажена. Областная больница, в которой я потом стал главным врачом (через 10 лет заведования детской хирургией и 16 лет главным хирургом области), выполняла очень разные функции. За каждым врачом был закреплен определенный район. Тогда и Ко-рякия входила в нашу курацию. И мы, согласно расписанию, ездили по «подшефным». Я всегда брал с собой хорошего анестезиолога, приезжали, и за неделю делали всякие водянки, крипторхизмы, грыжи. Там была своя местная медицина, но не было детских специалистов. Конечно, их общий хирург должен был обучиться детской хирургии и травматологии, но если его учили оперировать взрослых и большую часть времени он этим занимается, то детей ему лучше не доверять...
В областной больнице было отделение санавиации, мы все там дежурили. Сейчас появились элементы телемедицины, но развивается все очень медленно, хотя очевидно, что это помогло бы решить очень многие проблемы.

Большей частью мы, конечно, больных эвакуировали к себе, а не сами летали к больным. Конечно, врачу удобней, чтоб больного к нему привезли. Мотивируют это, конечно, тем, что больного нужно не только прооперировать, но потом и выхаживать... Был случай, когда человеку в районе вулкана стало плохо, к нему полетел врач на вертолете, и вертолет упал. А у человека оказался абстинентный синдром. Я сам много полетал — и на море приземлялись. Это очень тяжело, никому не пожелаю.

В постперестроечное время, конечно, количество полетов у санавиации резко снизилось. Бортфельдшера любят летать, у них зарплата зависит от количества налетанных часов. Это, конечно, ужасно сказалось на качестве медицинской помощи.

Здесь, поцентральнее, близко к больницам, русскоязычное население, тут все более-менее. А там по Каряц-кому автономному округу цифры ужасные: перитониты, осложнения. Там сегодня нет медицинской помощи, там настоящий геноцид. Укомплектованность врачами наполовину, материальная база ужасная. Сейчас благодаря Нацпроекту «Здоровье» хоть что-то у них появилось. Там ни приборов, ни мебели, ни белья, отопление никакое. Там катастрофа. Мы надеемся, что сейчас после объединения что-то удастся для них сделать.
В предыдущие годы была одна отговорка: вы же выжили в прошлые годы на 43% финансирования, ну и в этом году выживете. У нас нет своего топлива, асфальта, цемента и т. д., все завозное, у нас же очень суровый климат, пароходы тонут и самолеты не летают. Доставка танкера сюда обходится в миллионы. Сейчас начинается добыча своего газа, но месторождение небольшое, его хватит лет на 15, а дальше что? Есть электростанция, работающая на вулкане, паре, бьющем из-под земли. Источник тепла и электроэнергии практически вечный. Ее мощности (50 мегаватт) уже сегодня хватит на треть Петропавловска. Но там другая проблема — постоянные поломки на линии в связи с погодными катаклизмами, циклонами, жуткими снегопадами. Геотермальная энергетика практически не развивается.

Как-то надо решать проблемы, мы ведь хоть и окраина, но Россия.


 
Управление качеством в здравоохранении Геронтология Издательская деятельность
Московское городское общество терапевтов Конференции Медицинская литература