Геронтология
Конференции
IBGStar
Московское городское
общество терапевтов
Управление качеством
в здравоохранении
Издательская
деятельность
Медицинская
литература
 

Справочник лекарственных средств Формулярного комитета РАМН

Поиск препарата:

Исповедь профорга

Исповедь профорга

Хочу поделиться с читателями своим опытом работы с работодателем, работы в роли профорга поликлиники в переходный период от бюджетного финансирования к страховой медицине. Статья без подписи не потому, что я чего-то боюсь. Профорга без санкции вышестоящей организации уволить нельзя, хотя такие попытки в отношении меня делались дважды. Статья без подписи автора потому, что говорить коллегам в лицо не всё удобно, а нужно многое сказать.

Я пришла в поликлинику 15 лет тому назад. Профсоюзной организации не существовало. Из случайных разговоров с сотрудниками узнала, что к людям подходили представители администрации, которые ненавязчиво советовали выйти из профсоюза якобы в связи с тем, что он теперь не нужен, ведь нет бесплатных путёвок, а взносы платить — зачем? Люди верили и выходили. Но все-таки без общественной организации как-то неудобно, поэтому был создан Совет трудового коллектива из лиц, подконтрольных администрации. Поначалу всё шло хорошо. Финансирование через страховые компании позволяло иметь существенные добавки к зарплате, которые на тот период у участкового терапевта в 3 раза превышали зарплату доцента. И это казалось справедливым. Однако очень скоро мы перестали получать доплаты от страховой компании. На вопросы работников в администрации отвечали, что денег нет, т.к. низки расценки и, главное, мы плохо работаем и не можем на себя заработать. Этим заявлениям верили на слово, но доходили слухи, что в других учреждениях сотрудники регулярно получают премии.

Когда недовольство вышло за пределы учреждения, было проведено собрание с участием руководителя Департамента здравоохранения округа, которая уверяла нас в том, что всё под контролем, просто таковы реалии в медицине на сегодняшний день. Я обратила внимание на то, что хотя помещение, где проходило собрание, было плохо освещено, наш руководитель сидела в тёмных очках. Может быть — болезнь глаз? Не знаю, напрашивалось другое: смотреть людям в глаза не всегда легко.

Собрание было бурным. Хотелось какого-то конструктивного решения, и я предложила вновь создать профсоюзную организацию и написать коллективный договор, в котором все вопросы, определяющие взаимоотношения работодателя и работников, будут оговорены. К этому призывали нас не только Трудовой Кодекс, но и Починок с экрана телевизора. Многие согласно покивали головами, но никаких действий в этом направлении никто не предпринимал. Тогда я взяла инициативу на себя. За годы советской власти я ухитрилась не быть ни на одном профсоюзном собрании и не вступила в члены КПСС, но теперь вдруг возник «спортивный» интерес. Возник неосознанный психический дискомфорт, обусловленный несправедливостью и стремлением к самореализации через проявление инициативы и ответственности.

В профсоюзе округа мне посоветовали, как действовать. Собрать заявления среди лиц, недовольных действиями администрации, оказалось нетрудным. А далее: профорг должен избираться только на собрании членов профсоюза, а не на общем собрании, что и было сделано оперативно. Таким образом, администрация оказалась перед фактом создания профсоюзной организации, куда не вошли подконтрольные ей члены. Меня, конечно, избрали профоргом. И тут возникли текущие трудности: как вести собрание, чтобы оно было легитимным, что говорить людям и, главное, как написать коллективный договор. Мы — медики, не писатели. А коллективный договор имеет силу закона учреждения и должен быть составлен юридически грамотно. Ранее в нашей поликлинике был такой документ, который представлял собой две странички текста, в котором говорилось о том, что работники должны хорошо работать, а работодатель — хорошо руководить. Особенно умилила меня фраза: «Основание для выдачи премии — повышение цен в магазинах».

Серьёзность планируемого документа подчеркивал и Трудовой Кодекс, в котором было указано, что для составления коллективного договора должна быть создана двухсторонняя комиссия (от профсоюза и администрации), и работать она должна не менее 3 месяцев с отрывом от производства. Такого медики себе позволить не могут. Комиссия собралась, выяснилось, что за 15—20 минут этот документ составить невозможно. Все заторопились на без подписи рабочие места. Я предложила вариант текста, рекомендованный мне в профсоюзе округа, но он был отвергнут. И все в целях экономии времени решили остановиться на прежнем варианте коллективного договора (два листка), а председатель согласительной комиссии, избранный всеми на собрании, отказался от этой работы в связи с вышеуказанными трудностями.

К сведению начинающих профоргов: при отказе от работы без уважительной причины председателя комиссии по составлению коллективного договора, избранного собранием, он должен быть подвергнут финансовым санкциям. Уж этого мы делать не стали, я взяла инициативу составления документа на себя. Когда меня спрашивают: «Как Вам удалось составить и утвердить грамотный договор?», я отвечаю: «На это ушел не год работы, а год жизни». Он не был бы составлен, если бы в основу его не был положен текст, опубликованный в журнале «Профсоюзная тема» № 3 за 2002 г. Тут администрации ничего не оставалось делать, как сказать: «Раз нам рекомендуют это сверху, мы должны выполнять».

Вспоминая эти дни позднее, я поняла, что в основе сопротивления администрации действиям профсоюза лежал не столько злой умысел, сколько чисто психологическое неприятие непривычного контроля со стороны сотрудников в лице профсоюза за многими процессами в учреждении, как профессиональными, так и финансовыми. По мере завершения текста появилась масса желающих его обсуждать, вносить ценные предложения, решать вопрос, кто будет подписывать.

Любопытно, что психологическое неприятие действий профсоюза поначалу коснулось не только работодателя, но и некоторых членов коллектива. Так, на одном из собраний я заявила, что не подпишу коллективного договора, если в нем будут содержаться пункты, ущемляющие интересы работников. Из зала послышался возглас: «Вы на себя много берете!» Ответила: «Теперь это моя обязанность!». Поскольку на период подписания договора количество членов профсоюза составляло менее 50% коллектива, подписывать документ должен был главный врач и представитель коллектива — лицо, избранное на собрании. Тут уж моя кандидатура была отвергнута, вероятно, по той же психологической причине: человек, который «высовывается», вызывает неприятие.

По моему настоянию, мы пошли на нарушение положения Трудового Кодекса, регламентирующего эту процедуру, и я тоже подписала договор третьим лицом — от профсоюза. И сделала это не зря, т. к. в процессе редактирования и печатания документа были сделаны попытки со стороны администрации изменить обсужденный и утвержденный текст и заменить приложения приказами главного врача, которые были составлены ранее и входили в противоречие с положениями созданного договора.

Далее жизнь пошла своим чередом, выяснилось, что у нашей поликлиники долги до 2,5 млн рублей, которые мы должны страховой компании выплачивать с процентами. Зарплату мы получали регулярно, но доплаты к основным окладам за перевыполнение норм не было. Пришлось лично пообщаться с бухгалтером, и в процессе этой беседы выяснилось, что надбавки, которые имеет право делать главный врач, превышают наши наработки. Попутно узнала с удивлением, что мы не откладывали ни рубля на отпуска, а от дополнительного отпуска (12 календарных дней) мы отказались ранее в связи с якобы финансовыми трудностями. Из всего вышесказанного следует, что произвольное выделение надбавок без учета доходов чревато финансовым крахом. Но кто этот учет будет проводить, и как это осуществить технически? Как профсоюзу провести в жизнь контроль за финансовыми потоками, которые декларируются Трудовым Кодексом, а также годовыми соглашениями между Департаментом здравоохранения, правительством города и профсоюзом медицинских работников. Вывод только один: создать постоянно функционирующую комиссию по оплате труда.

Состав комиссии вызвал противодействие со стороны администрации, т. к. по предложению профорга, в нее должны были войти, кроме заместителей главного врача, также руководители подразделений, главная медсестра, т. е. лица, ответственные за работу сотрудников, оказывающих медицинские услуги. В договор было внесено положение о том, что к началу работы комиссии бухгалтерия должна предоставлять письменную справку о финансовом состоянии поликлиники с указанием всех доходов и расходов и той суммы, которая может быть потрачена на стимулирующие выплаты для сотрудников.

По решению комиссии, в целях покрытия долга были сняты надбавки с работников, не оказывающих медицинские услуги. При этом участковые терапевты и медсестры в течение 6 мес недополучали оплату за выполнение дополнительных объемов работы на тех участках, где отсутствовали врачи и сестры. Финансовое положение в учреждении удалось стабилизировать. Сотрудники стали получать доплату за дополнительные объёмы работы даже в летние месяцы. И тут обнаружилась новая проблема: как распределять дополнительные средства, ведь их нарабатывают только работники,оказывающие медицинские услуги. Остальные же члены коллектива также могут и должны получить свой процент от этих наработок, т. к. их труд заложен в увеличении объёма работы и жизненно необходим для учреждения.

Распределение свободных финансовых средств в виде премии стали проводить пропорционально нормативам распределения средств между производителями и не производителями медицинских услуг. Это соотношение было определено в результате анализа сумм окладов указанных выше групп по тарификационным ставкам и штатному расписанию учреждения. Дальнейшее распределение средств между отдельными сотрудниками, оказывающими услуги пациентам, происходит пропорционально проценту перевыполнения каждым работником этой группы функции врачебной или сестринской должности, а между сотрудниками, не оказывающими непосредственно услуги пациентам — пропорционально окладу. В коллективном договоре было записано также, что работодатель обязуется ежемесячно предоставлять на комиссию по оплате труда письменную информацию о выполненной функции должностей в денежном выражении на каждого сотрудника и суммарно по подразделениям, а также на работников, не оказывающих медицинские услуги. Эти сведения формируются компьютерной службой учреждения и вносятся в протокол комиссии по оплате труда. В реальной жизни описанный выше финансовый баланс отношений проходит не в спокойной обстановке, а в постоянных бурных колебаниях между эмоциональным содержанием и наличными деньгами.

Фактором, придающим силу профоргу и определяющим, добьётся он успеха или потерпит неудачу, является лидерство. На тему об универсальных законах лидерства существует обширная литература. Одним из самых поразительных фактов является тот, что успеха можно добиться только с помощью других людей, поэтому имейте дело с надлежащими людьми, которые Вас понимают и поддерживают. Профоргу приходится вести диалоги, участвовать в спорах. Это — жизнь. Как при этом добиться положительного результата? Вот несколько советов, взятых из литературы (Джерри Спенс, адвокат, 1995), и проверенных на практике.

Готовьтесь. Готовьтесь, пока не начнется спор. Хорошая подготовка сродни написанию сценария. Дайте своей стороне роль хороших парней, несправедливо обвиненных, незаслуженно презираемых и совершенно непонятых. Дайте своей стороне роль несправедливо обиженных.

Откройте слушателей, чтобы они могли воспринять Ваши аргументы. Вы уже знаете как: наделите их властью принимать или отвергать Ваши доводы. Придайте своим словам Форму рассказа. Все мы прирожденные рассказчики и слушатели. Не забывайте: жюри, начальство, ваши близкие — все расположены слушать истории. Говорите правду. Пользуясь простыми словами, Вы достигните невероятной силы убедительности. Быть самим собой — это сильный ход. Любой сильный довод начинается и оканчивается правдой.

Объясняйте, чего вы добиваетесь. Если Вы оставите окружающих в неведении относительно того, чего Вы добиваетесь, их предположения могут оказаться неверными. Кроме того, необходимость гадать снизит их доверие к Вам. Помните о силе справедливости. Найдите естественные основы справедливости своей позиции и скажите об этом прямо, потребуйте простого правосудия.

Избегайте сарказма, презрительных насмешек. Осторожно используйте юмор. Уважительное отношение к противнику поднимает Ваши акции. Уважение — вещь обоюдная. Будьте осторожны: неудачная попытка пошутить — самая ужасная из всех стратегий.

Логика несёт в себе силу. Если логика на Вашей стороне, используйте её всеми способами. Но не надо отказываться от творчества в угоду логике. Атака и победы сестры. Самая безнадежная атака чаще всего оказывается более эффективной, чем самая изощренная защита. Не давайте своему противнику контролировать ситуацию. Никогда не отсиживайтесь в стороне, если есть возможность атаковать. Берите инициативу в свои руки. Делайте хоть что-нибудь. Понимайте свою силу. Дайте себе позволение — только победить. Но помните: высокомерие, наглость и глупость — близкие родственники. Займите позиции победителя. Научитесь ГОВОРИТЬ волшебные слова. Рискните, прыгните.

Жизнь показывает, что медики, вероятно, в силу своей профессии беспокоятся только о больных и не активны в защите своих интересов. Поэтому, в заключении, в качестве совета профоргу хотела бы привести слова известного психолога: «Жертву может окончательно спасти только одно — она сама должна стать охотником»

(К. Сельчёнок, 2006 г.)


 
Управление качеством в здравоохранении Геронтология Издательская деятельность
Московское городское общество терапевтов Конференции Медицинская литература