Геронтология
Конференции
IBGStar
Московское городское
общество терапевтов
Управление качеством
в здравоохранении
Издательская
деятельность
Медицинская
литература
 

Справочник лекарственных средств Формулярного комитета РАМН

Поиск препарата:

Виагра или с чем едят медицину доказательств

Виагра или с чем едят медицину доказательств

от П. Воробьева

Никак не успокоюсь после прочитанного письма господина Визеля. Оно в общем хорошее, но : как-то все в нем наоборот, я бы сказал — шиворот-навыворот. Напомню, автор искренне возмущается самой постановкой вопроса о «впаривании». Он считает, что все само собой происходит и виагра, упоминаемая им неоднократно, но всегда с положительным оттенком, как-то сама материализовалась в качестве мужского счастья.

Виагра как раз и является классическим, хрестоматийным примером впаривания. Препарат изобретался для лечения гипертонии, но не «пошел», оказался не только неэффективным, но и опасным — вызывает инсульт. Казалось бы, умыть фирме руки, вытереть слезы. АН — нет, вместо этого кто-то умный решил: а не попробовать ли клубнички. Секс — самое дорогое для увядающего организма, тема эта вышла из будуаров и обсуждается теперь в открытую, потеряв стыдливую вуаль. Вперед, вечерней заре на встречу. Поднимем, что можем, господа.

Танцуют девки на помосте, виагра выходит на первые места по продажам во всем мире, в России — несколько лет № 1, обогнав но-шпу. Мир, оказывается, состоит из импотентов. Кто бы сомневался. И вот умудренные проблемами и седыми волосами везде, где не видно, принимают испанские правители решение о вводе виагры в статус жизненно необходимых испанскому народу. Но пасаран! А теперь докатился этот мутный вал и до далекой татарской деревни, куда съездил доктор Визель. Там, видимо, спившиеся мужики, ни на что не способны, а бабы-то требуют. Вот и опознали, не смотря телевизора, газет не читая, про заморское чудо, которое спасет от вымирания родную деревню.

При чем здесь медицина доказательств? Так ведь эффективность виагры при эректильной дисфункции ДОКАЗАНА в контролируемых исследованиях с применением методики двойного слепого контроля. Отбирались в исследование мужики с поставленным диагнозом и четко верифицированными сложными инструментальными методами сосудистыми проблемами. А принимать предлагается препарат всем. Нет, в инструкции, конечно, есть и про диагноз, и про консультацию врача, но тема не предполагает тщательного и внимательного изучения инструкции. Принимают препарат без обследования, благо купить его, вопреки правилам, можно без рецепта. Армия любителей виагры огромна.

Это, если хотите, гениальный маркетинговый ход. Его надо оценить по достоинству: во времена сексуальной раскрепощенности и вседозволенности, с учетом абсолютной темноты потенциальных потребителей стоило только выдумать правильную подачу. Дальше пошло само, ибо сарафанное радио работает не только в России и не только среди женского пола: мужики, как сработало — во! Кто же скажет, что не сработало.

Итак, получается, что продажная девка «медицины доказательств» использована по назначению, во славу методологии впаривания. И атрибуты присутствуют: часто болезни нет, но ее частоту придумывают, слегка меняя оттенки. Используют воздействие на массовое сознание, не защищенное профессиональными знаниями и не замутненное критическим отношением. Включают одновременно несколько информационных каналов, в том числе важнейший — одна бабка сказала. А для специалистов подачка в виде контролируемых исследований, чтобы молчали и не возражали. И про пресловутое качество жизни не забыли. Только вот с экономической целесообразностью пока плохо. Или мы просто не знаем, что прием виагры экономически выгоден? Ведь как повышается работоспособность... Еще, к сожалению, нет сведений о повышении рождаемости и о необходимости включить препарат в национальный проект Здоровье для реализации демографических программ.

Наверное, может показаться, что статья написана против виагры. Нет-нет, против препарата, как такового у автора нет возражений. Даже если он кому поднял на несколько минут качество жизни. Возможно, его даже можно, как пишет доктор Визель, использовать при легочной гипертензии — туда ему и дорога. Только вот продажи в этом секторе будут ничтожны по сравнению с нишей импотенции. И ЭКОНОМИЧЕСКИ НЕ ИНТЕРЕСНЫ. Поэтому не надо ожидать здесь сногсшибательных открытий, ведь заточка на фирме идет под продажи. И только под продажи. Отвлеченная наука никому не нужна, и Нобелевскими лауреатами становятся ученые, а не менеджеры. Хм, хотя и тут не все чисто, особенно после награждения отцов, якобы открывателей «нобелевской» бактерии (ге-ликобактера).

Итак, у кого на вооружении стоит медицина доказательств? Изобреталась она как инструмент принятия решений — т. е. для организаторов, менеджеров здравоохранения, для выбора оптимальных, передовых технологий, способных помочь многим больным, реально нуждающимся в помощи. Именно отсюда идеология жизненной важности. Но постепенно, окутываясь туманом, медицина доказательств стала служить обратному — поддержке заблуждений, лечению несуществующих болезней. Мягкие англичане назвали это «выдуманные болезни», австралийцы дали жизнь новому грубому термину «впаривание». И если вам говорят, что нечто доказано в рандомизированных широкомасштабных исследованиях, то это еще не истина в последней инстанции. Нужно разобраться и с самим исследованием, его дизайном, схемой: вполне возможно, при его планировании заранее были заложены возможности подтасовки, например, недоучет всех эффектов, включая побочные действия, или завышение доз препаратов-конкурентов.

Нужно понять «клиническую целесообразность» (ну-ка дайте правильное определение, что за зверь такой), жизненную необходимость медицинской технологии. Например, церебролизин на 1% улучшает ментальные функции у больных с болезнью Альцгеймера (чтобы похоже влиял у других больных, что-то не слышно), это статистически доказано. Только зачем такая статистика, если человек не помнил ничего, а теперь помнит на 1% больше. Но как с виагрой — проверено одно (пусть вызывающее улыбку, показание и эффект), а позиционируется для продажи совсем другое — лечение больных с инсультом или после него. Вообще церебролизин — препарат от головы. Помогает всем, только количественному учету его эффективность почему-то не поддается.

Говорят, что если против лекарства в книге появился символ «А» или «В», то это высокий уровень доказательств, мол, это и есть медицина доказательств, можно этому верить. Можно, если проставляли эту буковку люди с непорочной репутацией, не кривившие душой. А много ли мы знаем таковых? Извечный вопрос, а судьи кто? Кто и как принимает решение по доказательствам?

Работа Формулярного комитета четко описана положениями, она на виду, но и по поводу заключений комитета возникают справедливые нарекания. Но хотя бы его работа прозрачна, известен список экспертов. На открытых заседаниях присутствуют не только специалисты, но представители фирм-производителей, пресса. Все заседания и решения протоколируются и архивируются, можно задавать вопросы, чтобы понять обоснованность решений. Да и сами решения принимаются консенсусом, а не голосованием.

А что с остальными группами экспертов, которые что-то пишут, создают всевозможные справочники, и какие-то символы по ним расставляют. А ничего, процедур принятия решений либо нет вовсе, либо прописаны они так расплывчато, что становится явным их реальное отсутствие. Грош цена всем символам, если не ясна процедура принятия решений. Не верьте — это не медицина доказательств, а медицина обмана, спекуляция.


 
Управление качеством в здравоохранении Геронтология Издательская деятельность
Московское городское общество терапевтов Конференции Медицинская литература