Геронтология
Конференции
IBGStar
Московское городское
общество терапевтов
Управление качеством
в здравоохранении
Издательская
деятельность
Медицинская
литература
 

Справочник лекарственных средств Формулярного комитета РАМН

Поиск препарата:

Медленная «скорая помощь» при инфаркте

Медленная «скорая помощь» при инфаркте

от П. Медика

Проблема лечения острого инфаркта миокарда в условиях блока интенсивной терапии исчерпана. Со времени, когда профессор В.Г. Попов предложил перевозить больных из дома в БИТ и там поддерживать жизненные функции, минуло без малого 50 лет. Сейчас в отдельных клиниках Москвы могут похвастаться тем, что за полтора десятка лет число умерших уменьшилось на 70% и остановилось на цифре чуть больше 3%. Для такой победы задействован арсенал из тромболитиков, гепаринов всех мастей, эндоваску-лярных операций на коронарных сосудах. Дальше — тупик. Можно что-то еще немного улучшить, но это уже лакировка, а не принципиальные изменения. Дело — за «скорой помощью», там возможные перспективы.

Но реально-то от инфаркта умирает 18— 20% больных. И это — в Москве. Как так, почему такая разница в цифрах — в одних клиниках — 3—4%, в других — 10%, а в целом — 20%? Вроде лечат все одинаково. Вопрос, очевидно, к «скорой» — а какое время доезда ее до больного, что делают бригады, прибыв на место? Что добавляют пробки и исключительная, чисто российская вежливость водителей на дорогах?

Сколько не говори «халва, халва» во рту слаще не станет — говаривал Шолом Алейхем. Машины скорой через пробки пробраться не могут — только если взлетят. Правда, «простые» швейцарцы вывели свои машины на дорогу в постоянном режиме: те стоят не на подстанциях, а на перекрестках, и в нужное время срываются к нуждающемуся. Время сократилось в 2 раза. Конечно, нигде в мире нет такого, что сначала приедет линейная бригада, потом позовет на себя кардиологическую, а потом те, в свою очередь, какую-нибудь специализированную БИТ. Там к пациенту едет не врач и даже не фельдшер — парамедик. А если парамедик, то его жизнь не столь ценна, как квалифицированного доктора, и его можно посадить на мотоцикл. Что и сделали в Великобритании и Австралии. Правда, там нет снега, но ведь и мотоцикл можно заменить на медлительный, но от того не менее юркий в пробках и гораздо более устойчивый мотороллер. Опять — время прибытия специалиста сокращается вдвое.

Смотрим дальше. А каково реальное время прибытия больного с инфарктом миокарда в БИТ. Не от момента приезда «скорой», а от начала заболевания? СУТКИ! По данным разных авторов эта величина колеблется в нашем городе, но все равно — речь идет о времени, сопоставимом с сутками. Тромболизис, стентирование эффективны в первые 4, ну 6 часов от начала инфаркта — потом все эти усилия бессмысленны. Но «скорая помощь» не виновата в таких сроках доставки, ее можно обвинять в запаздывании на 1—2 часа, но СУТКИ!

Что же делают больные сутки с болями? А ничего. Половина умерших уходят на тот свет в первые 40 минут начала приступа. Вот вам резерв: помощь в первый час от появления болей — и почти половины смертей можно избежать. Эти смерти — чаще всего от нарушений ритма, поэтому иностранцы делают доступной электроимпульсную терапию — в местах скопления людей вешают кардио-верторы-дефебриляторы, обучая персонал пользоваться ими. И висят эти приборы, как огнетушители, нужны редко, да жизнь спасают.

Но ведь больные скорую не вызывают. Или вызывают, а их диспетчер посылает? — вряд ли, сейчас все автоматизировано. Значит, все-таки, вероятно, не обращаются. Что это — тупость, неверие, боязнь врачей, привычка жить на «авось»? Сказать однозначно трудно. Представим себе стереотипное решение: у человека заболело сердце, он не знает — что делать. Звонить в «03» — да вроде не сильно болит. Принять таблетку, выпить рюмашку коньяку? Позвонить врачу, посоветоваться? — Но этого наши люди лишены, так как «семейного» врача у нас нет и в заводе, а в свою поликлинику

не назвонишься. А минуты жизни, часы уходят... И помощь не едет.

Конечно, нужна пропаганда, объяснять, что такое боль в сердце, как она опасна, если возникла впервые. Такие попытки делаются, но как обычно — коряво. Вот в «Национальном проекте Здоровье» решили сделать книжечки под звучным названием «Кодекс здоровья и долголетия». Потратили на это миллионы, бумажку мелованную, чтобы нельзя было употребить, как другую бумагу используют. Написали по полсотни страниц, про все, что хотите — и как бросить пить и курить, и как не баловаться наркотиками. Все с английскими названиями, даже скрытая реклама препарата присутствует. Правда, без специальной медицинской подготовки — это очевидно — прочитать такой буклет никто не сможет, но не ради этого сей труд выпущен — нужно было освоить отпущенные средства.

Читаем в этой брошюре про боли в сердце: «Признаки возможного инфаркта миокарда: внезапно возникает сильная (часто очень сильная) боль в груди (за грудиной). Эта боль может отдавать в левую руку, под левую лопатку, иногда даже в область подбородка, шею. Боли продолжаются более 20 минут. Боль может сопровождаться холодным потом, сердцебиением, страхом смерти. При этой боли нитроглицерин и другие нитраты не помогают». ВСЕ — НЕВЕРНО!

Классическая боль при инфаркте — проходящая, пронзающая спереди—назад. Обычный человек не знает, что такое грудина, да и боли за грудиной характерны для стенокардии. Далее — иррадиация, она не характерна: меньше 10% больных подтверждают наличие иррадиации. Но на это признак четко указывает брошюра, может — для читателя значит должна. И будут они ждать, пока не иррадиирует. Кстати, и врачи будут ждать, так как эта ошибка описания боли перетекает из учебника в учебник, из книги в книгу. Такое же положение и со страхом смерти — я ни разу не слышал этого от больных, но все врачи спрашивают «про это». И уж совсем неверно — то, что нитраты не помогают. Нередко помогают на короткое время, и человек начинает глотать таблетку за таблеткой. В результате — падает давление и развивается инфаркт, даже если его не было в начале. Так что нитроглицерин в такой ситуации опасен, точнее, его нельзя принимать часто — чаще, чем раз в 10—15 минут, но в брошюре про то ни слова. Нитроглицерин — не обезболивающее лекарство!

В общем, друзья-медики, нужно научиться разговаривать с больными. Кроме неверия и боязни врачей, существенную роль играет и страшная необразованность наших граждан, даже в элементарном. А ведь это — пропаганда в здравоохранении — такая же специальность, как и врачевание. Такие специалисты есть, хотя их очень мало, но их никто и не спрашивает, как строить такой диалог. Увы.


 
Управление качеством в здравоохранении Геронтология Издательская деятельность
Московское городское общество терапевтов Конференции Медицинская литература