Геронтология
Конференции
IBGStar
Московское городское
общество терапевтов
Управление качеством
в здравоохранении
Издательская
деятельность
Медицинская
литература
 

Справочник лекарственных средств Формулярного комитета РАМН

Поиск препарата:

История великих ( и не очень) открытий. Часть II

История великих ( и не очень) открытий. Часть II

За 106 лет, прошедших с момента присуждения первых Нобелевских премий, премии по физиологии и медицине присуждались 96 раз (семь лет ушло на мировые войны и дважды Нобелевский комитет не находил достойных кандидатов). Очень соблазнительно найти критерии «гениальности» среди нобелевских лауреатов, но, увы, ничего из этой попытки не выходит. Можно лишь говорить о некоторых тенденциях: они были невероятно энергичными людьми, чаще здоровыми и прожившими долгую жизнь. Молодыми (до 50 лет) умерли только трое (из них один погиб в катастрофе). Большинству ныне живущих лауреатов-медиков и биологов за 80, а среди умерших продолжительность жизни составила в среднем около 93 лет. Подавляющее большинство Нобелевских лауреатов семейные люди, имеющие нескольких детей. Как правило, лауреаты были широко одарены и в совершенстве владели несколькими профессиями. А владение несколькими иностранными языками, обычный навык для лауреатов.

На что лауреаты тратили свою премию? Почти всегда на продолжение исследований, но есть и исключения: Гайдузек — стал приемным отцом 21 ребенка с острова Новая Гвинея, где он проводил свои исследования, Бло-бел всю сумму премии ($ 960 000) пожертвовал на восстановление храма, разрушенного во время воздушной атаки на Дрезден.

Почему среди лауреатов так мало наших соотечественников? Трудный вопрос, но показательный. К сожалению их только двое: Павлов и Мечников, да и то Илья Ильич к моменту награждения уже долгие годы жил и работал в Париже. Но выходцами из России были очень многие медицинские лауреаты: Ваксман, Гранит, Чейн, Райхштайн, Львов, Кац, Натане, Вейн, Коэн, Элайон, Кендел, а Мел-лер долго и успешно работал в СССР...

Нужно сказать, что несмотря на общепризнанную тщательную и объективную работу Нобелевского комитета на протяжении всех лет деятельности, были явные «промахи», в частности среди медицинских лауреатов в 1926 году датчанин Йоганес Андреас Гриб Фибигер был награжден за «открытие карциномы, вызываемой Spiroptera», а в 1934 году были награждены Джордж Уипл, Джордж Майнот, Уильям Мерфи из США за «Разработку способа лечения печеночной диетой и экстрактами печени анемии, вызванной кровопотерей и злокачественного малокровия». Если сравнивать эти открытия с остальными, выделенными Нобелевским комитетом, то они кажутся крайне незначительными. И странно, что Нобелевский комитет выбрал их, вместо того, чтоб сэкономить фонд премии, и поощрить на следующий год более достойных (Нобелевский комитет имеет право не награждать никого, если не видит за текущий год достойных открытий).

Но в обоих случаях, если попытаться посмотреть глубже, становится понятно, что двигало Комитетом: на дворе начало двадцатого века — успехи медицины в разделах санитарии и иммунологии довольно значительные, возрастает средняя продолжительность жизни. И как следствие последнего — врачи стали встречаться с онкологическими заболеваниями. К тому времени в качестве причин возникновения рака выдвигались следующие:

1. Продолжительное воздействие разного рода раздражителей — в пользу этой гипотезы говорят случаи профессиональных заболеваний. В 1915 году Японцы Ямагива и Ичикава доказали канцерогенное действие азокрасителей. Однако эксперименты с другими веществами давали менее ясные результаты.

2. Заражение «бациллой рака». Эксперименты по прививанию болезни также не принесли полезных результатов. Единственным исключением была работа Рауса, который один из первых связал возникновение рака с вирусной инфекцией (но оценил эту идею Нобелевский комитет лишь в 1966 году)

3. Инвазии «паразитов, и особенно червей». На сторонников этой теории уже тогда смотрели как на чудаков.

Из-за всех этих неудачных попыток определить одну истинную гипотезу в начале XX века не было определенности в дальнейшем развитии онкологии и начался заметный застой. Доктор Фибигер был не простым врачом, ему посчастливилось обучаться у двух Нобелевских лауреатов — Коха и Беринга. К моменту своего открытия он уже был опытным врачом, преподавателем, доктором наук, причем с очень разносторонними интересами: инфекционные болезни, патологическая анатомия, онкология. В 1907 году Фибигер обнаружил у 3 лабораторных мышей опухоль в желудке ранее неизвестной разновидности, в центре ее он заметил червя Spiroptera. Фибигер безуспешно пытался вызвать рак у мышей, заставляя их проглатывать опухолевую ткань, содержащую червей или их яйца. Фибигер начал изучать жизненный цикл паразита. Ловил мышей в разных частях города пока не обнаружил мышь с аналогичной опухолью на сахароочистительном заводе. Дальнейшие поиски привели Фибигера к ожидаемому открытию — червь в своем развитии проходит промежуточную стадию, а промежуточным хозяином являются тараканы.

Для науки значение работы Фибигера состоит не столько в ценности конкретных данных о возможной роли экзотического паразита в возникновении рака (что с сегодняшних позиций очевидно не верно), сколько в том, что была доказана очевидная на сегодня истина: рак может быть вызван воздействием на организм внешнего фактора. Проведя тысячи опытов, вскрывая собственноручно тысячи мышей, Фибигер добился экспериментального заражения этим видом рака. Но почему тогда не наградили японцев доказавших канцерогенное действие азокрасителей?.. Теперь про анемию и печень. В 1934 г. были награждены Джордж Уипл, Джордж Майнот, Уильям Мерфи из США за «открытия, связанные с лечением печенью при заболевании анемией». С этой Нобелевской премией история совсем странная. Во-первых, печенью животных различные болезни, в том числе и анемию лечили задолго до этого открытия. Еще в 1832 г. Lemery и Geoffrey показали, что причина хлороза заключается в дефиците железа в организме. Еще древние римляне отмечали, что вода, в которой заржавели железные мечи, обладает лечебными свойствами, и использовали ее для лечения больных. A Thomas Sydenham (1624—1689), основоположник современной клинической медицины Великобритании, показал, что минеральная вода с повышенным содержанием железа весьма эффективна при лечении больных хлорозом. В 1813г. Lemery и Geoffrey установили, что железо входит в состав крови. В 1832 г. было сделано предположение, что дефицит железа является наиболее частой причиной хлороза. В этом же году доктор Blaud показал, что использование пилюль, в состав которых входил сульфат железа, эффективно при дефиците железа, однако это предложение не то что не было оценено по заслугам, а вообще не было принято, и дефицит железа врачи рекомендовали восполнять алиментарным путем. Причем почему-то существовало мнение, что дефицит железа нужно устранять назначением большого количества яблок, гречневой крупы, гранатов и других продуктов растительного происхождения, содержащих железо, а не гемсодержащими продуктами животного происхождения. Это глубокое заблуждение до сих пор бытует как среди пациентов, так и среди врачей.

В 1926 г. Minot и Murphy больным с анемией назначали сырую печень. В 60-е годы прошлого века исследователями было показано, что железо, содержащееся в продуктах в виде тема (мясо, печень, рыба), лучше усваивается в организме, чем из других соединений: коэффициент его всасывания составляет 17—22%. Уипл предложил лечить печенью железодефицитную анемию, а Майнот и Мерфи пернициозную, заболевания, имеющие разную и этиологию и патогенез.

Исследования Уипла, Майнота и Мерфи значительно продвинули изучение не только разных видов анемий, но и гиповитаминозов. После их работ стало понятным, что достаточное содержание витаминов (и других компонентов пищи) само по себе не гарантирует их поступление во внутреннюю среду организма: иногда процесс происходит с участием переносчиков (например, фактор Касла). Кроме того, работы Уипла и его коллеги Хупера значительно расширили представления о функциях печени в организме.

Но снова возникает вопрос: почему не было по достоинству оценено открытие Уильяма Касла: в 1928 году Касл обратил внимание на то, что пернициозная анемия часто возникает после удаления желудка. Затем он поставил опыт на себе: поел говядины, вызвал у себя рвоту. А рвотные массы подмешал в пищу больных пернициозной анемией. Лечебный эффект был отчетливым. Поскольку говядина сама по себе такого эффекта не давала, Касл сделал вывод о том, что для предупреждения пернициозной анемии необходимо присутствие в кишечнике двух веществ, одно из которых поступает с пищей (Касл назвал его внешним фактором), другое содержится в желудочном соке (внутренний фактор Касла)...

История Нобелевских премий полна противоречий, и как показывает ретроспективный ее анализ — не всегда премия присуждается за выдающиеся открытия, и не все выдающиеся открытия оказываются признаны Нобелевским комитетом. Увы.

Подготовила А. Власова с использованием работ А. Маръяновича


 
Управление качеством в здравоохранении Геронтология Издательская деятельность
Московское городское общество терапевтов Конференции Медицинская литература